Блог

Интервью с Халилом Худайбердиевым о "правосудии" и свободе прессы

Имеется также на English

Автор: Музаффар Сулейманов/исследователь программы Европы и Центральной Азии

Алмазбек Атамбаев, новый президент Кыргызстана, принял присягу в Бишкеке в четверг (AP)

В конце октября суд г. Джалал-Абада признал виновными и заочно приговорил к длительным тюремным срокам Джавлона Мирзаходжаева и Халила Худайбердиева, этнических узбеков и владельцев телекомпаний Мезон ТВ и Ош ТВ. Оба были подвергнуты уголовному преследованию за причастность к межэтническому конфликту, разразившемуся в июне 2010 года юге Кыргызстана. Проведенное КЗЖ исследование показало, что выдвинутые против Мирзаходжаева и Худайбердиева обвинения в разжигании конфликта и участии в убийствах явно политизированы и беспочвенны. Сотрудники КЗЖ связались с Худайбердиевым, приговоренным к 20-ти годам тюремного заключения, с просьбой прокомментировать его судебное преследование и рассказать о состоянии свободы прессы в Кыргызстане.

Интервью с Мирзаходжаевым было опубликовано в середине ноября, и доступно на вебсайте КЗЖ.

КЗЖ: В конце октября, суд в Джалал-Абаде огласил вердикт в отношении лидеров узбекской диаспоры и Вас в том числе. Как Вы узнали о том, что в отношении Вас возбуждено уголовное дело? На чем строились обвинения в Ваш адрес, и что было использовано в качестве доказательств Вашей вины?

Худайбердиев: Я узнал о возбуждении дела в апреле 2011 года из средств массовой информации уже находясь за пределами Кыргызстана. По поводу обвинения прокуратуры, ходу следствия и судебному процессу, насчет решения суда, я могу сказать, что все выдвинутые против нас обвинения основаны на домыслах, и не имеют под собой никаких доказательств. В приговоре и материалах суда говорится о непосредственном физическом участии меня и Мирзаходжаева в организации митингов в г. Джалал-Абад, Ала-Бука, Джалал-Абадской и Ошской областях в мае 2010 года; в организации вооруженного формирования в университете в Джалал-Абаде в мае 2010 года; участие в этом вооруженном формировании; участие в убийствах организованной группы. Эти обвинения абсурдны. Как мы, я и Мирзаходжаев, находясь в 100 км от Джалал-Абада, в 400 км от Ала-Буки, живя и работая в г. Ош, работая в телерадиокомпаниях организовать вооруженные банды, организовать митинги, участвовать в убийствах? Мы физически не могли этого сделать, и я поражен тому, что суд поверил в этот бред. Путем угроз нашей жизни, угроз нашим семьям, меня и Мирзаходжаева вынудили покинуть Кыргызстан, тем самым сделав наше присутствие на процессе невозможным. Ну а судебный процесс в отсутствии обвиняемых, без присутствия их полномочных адвокатов, я считаю не может быть справедливым.

Хотелось бы сказать кое-что о периоде, предшествующем погромам в июне 2010 года на юге Кыргызстана, и о настоящей роли телекомпаний.

В период правления Бакиева происходило усиление националистических тенденций в обществе, которые усилились после его изгнания в апреле 2010 года. Это видно на примерах погромов против проживающих за пределами Бишкека этнических турков и курдов, происходивших весной 2010 года. В этот же период, на юге Кыргызстана - куда Бакиев бежал из Бишкека - начали распространяться слухи о стычках на национальной почве. Журналисты Ош ТВ выезжали на места для выяснения обстоятельств и освещения всех конфликтных ситуаций. Как они выяснили, данные конфликты не имели националистический характер - это была борьба за власть, но напряжение в обществе всё-же порождало такие слухи.

Понимая роль и влияние средства массовой информации, мы, журналисты, старались нейтрализовать эти слухи называя вещи своими именами. И когда в мае до нас дошла информация о митинге протеста в Джалал-Абаде с участием лидера узбекской общины Кадыржана Батырова и губернатора области Бектура Асанова - этнического кыргыза - мы решили сделать об этом репортаж. Мы поняли, что это очень хороший материал для нейтрализации слухов о конфликте - два лидера, этнические узбек и кыргыз, проводили совместный митинг, и мы его выдали в эфир. И мы так работали до 11 июня 2010 года - дня начала конфликта - выдавая в эфир 5 выпусков новостей. 11 июня, мэр г. Оша Мелис Мырзакматов распорядился прекратить эфир, а через несколько недель под угрозой физической расправы вынудил меня продать 51% акций Ош ТВ своему родственнику. Последовавшие за этим угрозы со стороны бандитов и СНБ вынудили меня покинуть Кыргызстан.

КЗЖ: Смогли ли Вы или Ваши представители донести Вашу точку зрения на обвинения до следователей и суда? Получили ли Вы ответ? Планируете ли Вы подавать апелляцию, и рассчитываете ли на свершение правосудия в Вашем деле?

Худайбердиев: В виду многочисленных угроз жизни и нападений на адвокатов и подсудимых на предыдущих судебных процессах против узбеков я не смог нанять себе адвоката - они не соглашаются представлять интересы обвиняемых в прошлогоднем конфликте. По этой причине я не смог довести свою точку зрения до следователей и до суда.

А насчет апелляции - я уже отправил апелляционную жалобу в адрес Джалал-Абадского областного суда. Но, если честно, я не надеюсь, что в г. Джалал-Абаде произойдет снятие всех обвинений так как своим постановлением от 16 июня 2011 года, т.е. еще до оглашения вердикта суда, парламент Кыргызстана указал на проходящих по нашему делу представителей узбекской общины Кыргызстана, включая меня и Мирзаходжаева, основными организаторами и виновниками трагических событий мая-июня 2010 года в г. Ош, и Ошской и Джалал-Абадской областях. То есть без суда и следствия парламент взял на себя роль верховного судьи и "назначил" нас обвиняемыми. Суду изначально, получается, было указано кого винить. Это давление на суд со стороны парламента - верховного органа власти, т.к. по конституции Кыргызстан это парламентское государство.

В стране, где власти нарушают закон и страдают правовым нигилизмом на правосудие нет никакой надежды. 

КЗЖ: Каково сейчас по Вашим данным состояние узбекскоязычной прессы Кыргызстана? Доступны ли новости на узбекском языке на юге страны, в местах компактного проживания узбекского населения?

Худайбердиев: Я знаю, что в Оше издаются 2-3 газеты на двух или трех языках, с наличием вкладышей на узбекском языке. Но об отдельных печатных СМИ, издаваемых на узбекском языке в Оше я ничего не знаю, и думаю, что их нет. Многие редактора узбекскоязычных газет, таких как газета "Ахборот", были вынуждены покинуть Кыргызстан избегая угроз своей жизни, и жизни своих близких. Другие узбекскоязычные газеты, как например газета "Дийдор" в Джалал-Абаде, были закрыты ввиду уголовного преследования со стороны властей. Но я точно знаю, что в Кыргызстане не осталось электронных СМИ - радио и телевидение - вещающих на узбекском языке. До июня 2010 года такое вещание было на телеканалах Ош ТВ, Мезон ТВ, ДДД, ДТВ. Из четырех телеканалов под своим названием и на своей частоте выходит Ош ТВ, но на этом и на других телеканалах полностью отсутствует узбекскоязычное вещание.          

Я считаю, что в Кыргызстане свобода прессы как таковая отсутствует ввиду многочисленных случаев давления на журналистов, их избиения и запугивания. Среди таких инцидентов избиение журналистки Эльмиры Токтогуловой в Бишкеке, избиение корреспондентов телеканала НТС в г. Ош, давление парламента в отношении изначально частного Пятого телеканала. Все эти преступления, этот прессинг на СМИ остаются безнаказанными, преступления остаются нераскрытыми, и это говорит о существовании серьёзных угроз свободной журналистике. Правовой нигилизм, разгул национализма, перекосы в судебной системе не могут создать условия для свободного функционирования средств массовой информации. Свобода кыргызскоязычных СМИ и полное отсутствие узбекского языка вещания при наличии около миллиона узбеков кыргызстанцев это разве свобода слова в Кыргызстане? Нет конечно. Судебное преследование и заочное вынесение чудовищных по своей сути приговоров в отношении руководителей частных телеканалов Ош ТВ и Мезон ТВ это разве свобода слова? Нет конечно.

По сути, меня и Джавлона Мирзаходжаева осудили за то, что мы выполняли свой профессиональный долг - доведение до людей информации, т.е. за свободу слова.

КЗЖ: Сегодня в Кыргызстане вступил в должность новоизбранный президент, Алмазбек Атамбаев. Хотели бы Вы к нему обратиться? Что по Вашему мнению необходимо для улучшения свободы прессы в Кыргызстане?

Худайбердиев: Я думаю большинство населения Кыргызстана, в том числе нац. меньшинства, отдали голоса за Атамбаева с надеждой на улучшение жизни, с надеждой на спокойствие и справедливость. Мы тоже надеемся, что процесс улучшения межэтнических отношений, искоренения беззакония должен начаться. Мы надеемся, что за шестилетний период президентства Атамбаева в Кыргызстане все-таки произойдут изменения в сфере свободы слова, в сфере условий работы и жизни сотрудников СМИ, в общественно-политическом климате государства. И мы конечно же намерены обратиться к Атамбаеву с соответствующим письмом.

БОЛЬШЕ О
Опубликовано

Как эта статья? Поддержите нашу работу