Список стран повышенного риска КЗЖ: где пострадала свобода печати

Кэрен Филлипс

Законы Эквадора запрещают членам семьи президента получать прибыль от государственных подрядов. Тем не менее, когда Кристиан Зурита и Хуан Карлос Кальдерон в своей книге «Старший брат» раскрыли, что брат президента Рафаэля Корреа получил от государства контракты на 600 миллионов долларов, неприятности с законом начались у самих авторов. Зурита и Кальдерон были признаны виновными в клевете на президента и приговорены к уплате штрафа в миллион долларов с каждого. Впоследствии Корреа помиловал журналистов, но его цель, состоявшая в запугивании представителей эквадорской прессы, была достигнута. Как заявил Зурита Комитету по защите журналистов, «стало ясно, что ни одно малое или средних размеров СМИ не отважится помещать статей, содержащих серьезную критику правительства».

Использование президентом Корреа исков о клевете с целью заставить замолчать критиков его режима является одним из многих видов репрессивной тактики, использование которой привело к включению Эквадора в «Список стран повышенного риска КЗЖ». В данный список вошли 10 стран мира, в которых свобода прессы в 2012 году пострадала в наибольшей степени. В этом списке, публикуемым КЗЖ впервые, упоминаются также истощенные конфликтом Сирия и Сомали, а также Иран, Вьетнам и Эфиопия, страны, находящиеся под пятой авторитарного правления. В то же время половина стран, включенных в список - Бразилия, Турция, Пакистан и Россия и Эквадор - используют ту или иную форму демократии, а также обладают значительным влиянием на региональном или международном уровне.

При составлении списка сотрудники КЗЖ учитывали шесть показателей свободы прессы: убийства журналистов, лишение свободы, законодательные ограничения свободы прессы, существование государственной цензуры, безнаказанность нападений на прессу, а также случаи вынужденной эмиграции журналистов. Страны, перечисленные в списке, не обязательно обладают наихудшим в мире климатом для журналистов; список подобных государств включал бы, например, Северную Корею и Эритрею, где уже давно подавляется свобода слова. Предлагаемый список стран повышенного риска включает десять государств, где КЗЖ документально подтвердил наиболее выраженные тенденции к росту подавления свободы прессы в 2012 году. В эти тенденции входят:

  • Частые убийства журналистов и хроническая безнаказанность виновных в Пакистане, Сомали и Бразилии.
  • Использование ограничительных законов для подавления несогласных в Эквадоре, Турции и России.
  • Многочисленные случаи лишения журналистов свободы, как правило, по обвинениям в антигосударственной деятельности, для сдерживания критики со стороны СМИ в Эфиопии, Турции, Вьетнаме, Иране и Сирии.
  • Чрезвычайно высокая частота гибели журналистов в Сирии, где они подвергаются опасности от всех сторон, участвующих в конфликте.

Угрозы свободе прессы не ограничивались пределами упомянутых государств. Четыре страны из списка в течение 2012 года вели деятельность по подавлению региональных инициатив, направленных на укрепление этой свободы. В период, предшествовавший Всемирной конференции по телекоммуникациям, Россия активно выступала за введение централизованного контроля над интернетом. Эквадор, при поддержке Бразилии, выдвинул инициативу по ослаблению полномочий Межамериканской комиссии по правам человека, имеющей право вмешиваться в случаи систематического или особо серьезного подавления свободы прессы. Бразилия и Пакистан принадлежали к небольшой группе государств, пытавшихся сорвать план ООН по повышению безопасности журналистов и борьбе с безнаказанностью преступлений против журналистов по всему миру.

Ухудшение ситуации в Бразилии вызывает особую тревогу, поскольку эта страна находится в положении регионального лидера и обладает богатой и разнообразной структурой СМИ. Однако, как показывает анализ КЗЖ, свободе прессы в стране более всего угрожают резкий рост числа убийств журналистов, хроническая безнаказанность преступлений против представителей СМИ и тенденция к применению судебной цензуры. Турция также старается производить впечатление регионального образца свободы и демократии. Однако в то время как премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган заявляет о своей приверженности свободе прессы, его администрация продолжает запугивать журналистов и подвергать их тюремному заключению, используя закон о борьбе с терроризмом.

Ухудшение ситуации во Вьетнаме, Эфиопии и Иране, будучи не столь неожиданным, вызывает не меньшее беспокойство. Несмотря на свои похвальные успехи в развитии экономики, Эфиопия и Вьетнам по-прежнему отстают в области открытости и свободы прессы. Положение в обеих стран усугубилось в 2012 году, когда власти обеих стран активизировали свои попытки подавления инакомыслия путем тюремного заключения журналистов по обвинениям в антигосударственной деятельности. Иран, игнорируя международную критику своей политики в отношении СМИ, активизировал кампанию против критически настроенных журналистов, которая началась после спорных президентских выборов 2009 года.

В Сирии и Сомали, где журналисты подвергаются риску со стороны всех участвующих в конфликте сторон, частота их гибели резко возросла. Исследования, проведенные КЗЖ, показывают, что перекрестный огонь стал основной причиной гибели журналистов в Сирии, хотя по крайней мере три человека пали жертвами убийств. В насилии над представителями прессы принимали участие как мятежники, так и силы, сохраняющие верность президенту Башару аль-Ассаду. Все 11 журналистов, погибших в Сомали в 2012 году, самом кровавом году для прессы в истории страны, были убиты в отместку за свои репортажи. В этих преступлениях подозреваются как повстанцы, так и официальные силы. В обеих странах особенно пострадали молодые журналисты, многие из которых почти не обладают опытом и профессиональной подготовкой.

Ниже в алфавитном порядке приводятся краткие справки по десяти государствам, включенным в список стран повышенного риска КЗЖ:


БРАЗИЛИЯ

Согласно исследованиям КЖЗ, в Бразилии в 2012 году было убито четверо журналистов, что превышает показатель предыдущего года - убийство трёх репортеров. Таким образом, в этом году Бразилия заняла четвертое место в мире по степени риска для представителей прессы. Шестеро из семерых журналистов, убитых за последние два года занимались освещением коррупции среди чиновников или писали на криминальные темы; все кроме одного работали в провинции. Судебная система Бразилии оказалась в данных случаях бесполезной.

"Отсутствие серьезного расследования этих преступлений поселило в преступниках чувство безнаказанности", - заявил Маури Кёниг, ветеран исследовательской журналистики, в 2012 году удостоенный Международной премии свободы прессы КЗЖ. Бразилия занимает 11-е место в индексе безнаказанности КЗЖ, где рассчитывается число нераскрытых убийств журналистов на душу населения.

Серьезную проблему в Бразилии представляет собой судебная цензура. Проведенный КЗЖ анализ показал, что бизнесмены, политики и официальные лица подали сотни исков, в которых обвинили критически настроенных журналистов в оскорблении своей чести или вторжении в частную жизнь. Истцы, как правило, добиваются получения судебных вердиктов, запрещающих любые дальнейшие публикации о них, а также требующих удаления онлайновых материалов. За первые шесть месяцев 2012 года, по данным интернет-компании Google, бразильские суды и другие органы власти направили этой компании 191 приказ об удалении веб-материалов.

"Подобные судебные иски подрывают бразильскую демократию и местные СМИ, а также создают климат правовой неуверенности, что в известной степени отражается на качестве освещения вопросов, представляющих общественный интерес», заявил Кёниг представителям КЗЖ.

Бразилия также не обеспечивает поддержки свободе прессы на мировой арене. В марте 2012 года возражения со стороны Бразилии и нескольких других стран едва не сорвали план ООН по укреплению безопасности журналистов и борьбе с безнаказанностью преступлений против представителей прессы по всему миру. Три месяца спустя Бразилия присоединилась к атаке Эквадора на полномочия Межамериканской комиссии по правам человека и ее специального представителя по свободе слова.


ЭКВАДОР

Недавно принятый закон запрещает СМИ оказывать «прямую или косвенную» поддержку политическим кандидатам в течение 90 дней перед выборами. Этот закон, на стороне которого выступает администрация президента Корреа, также лишает СМИ возможности публикации или передачи любых видов информации, фотографий или мнений в течение 48 часов перед голосованием. Многие считают, что этот шаг будет способствовать успеху кампании по переизбранию президента Корреа в 2013 году.

Президент Корреа нередко очерняет прессу, называя «лжецами» журналистов, отказывающихся рабски повторять взгляды правительства. «Администрация следует политике раскола между СМИ и правительством», - подчеркивает Зурита. После эмиграции трех журналистов, которым грозило судебное преследование, в 2012 году Эквадор был впервые включен в ежегодный отчет КЗЖ о представителях СМИ, вынужденных бежать из своих стран. (Двое из них впоследствии получили возможность вернуться на родину). В сентябре 2012 года ведущей частного телеканала «Телеамазонас» Джанет Хиностроза пришлось в результате полученных угроз приостановить свое участие в серии её собственных передач, посвященных расследованию обвинений в нарушении банковского законодательства, затрагивавших одного из родственников президента.

При том, что правительству Эквадора принадлежит одна из самых крупных систем СМИ в Западном полушарии, его регулирующие органы в течение 2012 года закрыли по меньшей мере 11 частных телерадиокомпаний. Хотя официальной причиной закрытия было нарушения законодательства, большинство из этих станций выступали с критикой правительства.


ЭФИОПИЯ

Чтобы заставить критиков замолчать, власти Эфиопии прибегли к использованию всеохватывающего закона о борьбе с терроризмом. В 2012 году в тюрьмах страны томилось шесть журналистов; по этому показателю страна в своем регионе уступает только соседней Эритрее. По сведениям, полученным КЗЖ, большинство из них было осуждено по закону о борьбе с терроризмом, который считает освещение деятельности оппозиции и сепаратистских групп уголовным преступлением. «У нас имеется лишь горстка независимых газет, частные радио- и телекомпании отсутствуют, а закон о борьбе с терроризмом уничтожают даже немногочисленные существующие СМИ», подчеркивал эфиопский журналист, из страха перед репрессиями выступавший на условии анонимности.

Как сообщается в докладе КЗЖ о вынужденной эмиграции за 2012 год, четыре журналиста бежали из Эфиопии под страхом тюремного заключения. С 2007 года по меньшей мере 49 журналистов были вынуждены покинуть страну, которая по данному показателю стоит на третьем месте в мире. Данные КЗЖ свидетельствуют о том, что здоровье и безопасность покинувших страну журналистов находятся под угрозой, и только 17 процентов из них имеют возможность продолжать свою профессиональную деятельность.

О подавлении СМИ свидетельствовал информационный вакуум, который окружал длительную болезнь многолетнего премьер-министра Мелеса Зенави перед его смертью в августе 2012 года. Правительство, которое настаивало на том, что премьер находится в добром здравии, закрыло единственную эфиопскую газету, пытавшуюся расследовать причины его многонедельного отсутствия на публике. Представители СМИ не надеются на улучшение ситуации при новом руководителе Хайлемариаме Дезалегне. Правительство «не допустит никаких угроз новому руководству», подчеркивал упомянутый выше журналист. «Оно рассматривает СМИ как одну из главных опасностей, которых следует избегать».


ИРАН

Власти страны продолжали душить прессу. На 1 декабря в тюрьмах Ирана находилось 45 журналистов и редакторов, вторая по величине цифра в мире. При этом онлайн СМИ подвергались цензуре, а журналисты были вынуждены эмигрировать. Брошенные в тюрьму журналисты содержатся в ужасающих условиях, включая длительные периоды одиночного заключения, лишение медицинской помощи и пытки. В ноябре заключенный блоггер Саттар Бехешти скончался в тюрьме вскоре после того, как пожаловался на жестокое обращение.

Согласно докладу КЗЖ о вынужденной эмиграции за 2012 год из страны бежало минимум четыре журналиста, которые присоединились к 64 (по меньшей мере) коллегам, уже находившимся в изгнании. По числу журналистов, покинувших страну с 2007 года, Иран уступает только Сомали. Как явствует из интервью КЗЖ, большинство иранских журналистов в эмиграции не только испытывают материальные и правовые трудности, но и опасаются мести своего правительства. Многие журналисты, проживающие в Турции и Ираке, жалуются на слежку или угрозы со стороны агентов иранской службы безопасности.

По данным анализа КЗЖ, выпущенного в мае, Иран занимает четвертое место в мире по уровню государственной цензуры СМИ. Массовое тюремное заключение журналистов - лишь один из многих видов тактики иранских властей по подавлению инакомыслия. Аппарат интернет-цензуры в стране способен блокировать миллионы веб-сайтов, препятствуя реализации программ борьбы с цензурой, и запугивать репортеров через социальные сети. Правительство также глушит спутниковые сигналы, включая программу Би-Би-Си на персидском языке.


ПАКИСТАН

Семь журналистов было убито в Пакистане в 2012 году, что по данным КЗЖ поставило страну на третье место в мире по уровню смертельной опасности для представителей СМИ. Пятеро из погибших стали жертвами умышленных убийств, в то время как четверо из них работали в неспокойном Белуджистане, где журналисты все чаще становятся жертвой конфликта между сепаратистами и пакистанскими вооруженными силами. «Правительство бездействует. Оно лишь выступает с осуждениями, не принимая никаких конкретных мер», подчеркивает Умар Чима, репортер пакистанской ежедневной англоязычной газеты «Ньюс». Чима, который в 2010 году сам подвергся нападению и похищению, также обвиняет медийные компании в недостаточно активной защите своих репортеров.

За последнее десятилетие в Пакистане произошло 19 нераскрытых убийств журналистов, что ставит страну на 10-е место в «Индексе безнаказанности» КЗЖ, выделяющем страны, где убийства журналистов стали регулярным явлением, а убийцы остаются на свободе. По данным доклада КЗЖ о журналистах в эмиграции за 2012 год, сочетание насилия и безнаказанности заставило шесть пакистанских журналистов бежать из страны, что в два раза больше, чем в предыдущем году.

В марте Пакистан выступил с вместе с небольшой группой стран, пытавшихся сорвать план ООН по борьбе с безнаказанностью по всему миру. Хотя план был принят, продолжающееся противодействие Пакистана может ослабить его воздействие.


РОССИЯ

Если при Дмитрии Медведеве ситуация со свободой прессы несколько улучшилась, то в первые же недели после возвращения Владимира Путина на пост президента в мае 2012 года началось ее ухудшение. Путин подписал ряд законов, направленных на подавление инакомыслия и создание помех деятельности гражданского общества. Эти законы предусматривают жесткие ограничения на деятельность неправительственных организаций и свободу собраний. Две меры непосредственно затрагивают деятельность СМИ: введение уголовной ответственности за клевету (которая только недавно была отменена при Медведеве), а также установление ограничений на содержание публикаций в интернете.

Новый закон о клевете предусматривает максимальный штраф в размере 5 миллионов рублей (150 тысяч долларов США) - геометрический скачок по сравнению с ранее существовавшим в законодательстве штрафом в 3 тысячи рублей. Размеры нового штрафа носят запретительный характер по отношению ко многим независимым и оппозиционно настроенным СМИ в России, причем данный закон подвергает все СМИ опасности преследования по политическим мотивам. Меры по контролю Интернета позволяют властям блокировать сайты, размещающие «противоправные» по их мнению материалы. Расплывчатые определения так называемых противоправных материалов, приведенные в этом законе, включают «ведение пропаганды войны» и «разжигание межнациональной розни». Журналисты опасаются, что закон будет применяться для подавления критики в Интернете, который в последнее время превратился в арену публикации независимых новостей.

"Как говорят в России, власти затягивают гайки», говорит Надежда Прусенкова, руководитель пресс-службы «Новой газеты», одного из немногочисленных СМИ, занимающихся расследованиями коррупции среди госчиновников в России.

Нерасследованные убийства за последнее десятилетие 16 журналистов ставят Россию на девятое место в мире среди стран, неспособных эффективно бороться с преступлениями против жизни представителей СМИ, показал «Индекс безнаказанности» КЗЖ. В 2012 году КЗЖ зарегистрировал одно убийство журналиста, связанное с его журналистской деятельностью; кроме этого, имели место многочисленные случаи избиения журналистов, угроз и запугивания работников СМИ. Казбек Геккиев, ведущий программы новостей на государственном телеканале ВГТРК, был убит из огнестрельного оружия в Нальчике в декабре.


СОМАЛИ

Волна убийств и насилия, давно захлестнувшая Сомали, привела к рекордным жертвам в 2012 году, когда, по данным КЗЖ, в непосредственной связи со своей работой было убито 12 журналистов. В результате особенно кровавой серии нападений в сентябре за 24 часа в Могадишу было убито четыре журналиста. Гибель в ходе перекрестного огня и ранее была нередким явлением в этой охваченной конфликтами стране, однако все журналисты, погибшие в 2012 году, стали жертвой умышленных убийств.

«У всех есть оружие, так что опасность постоянна», говорит Абдулазиз Биллоу, проживающий в Могадишу корреспондент иранской компании «Пресс-ТВ». По его словам, подобный климат ограничивает возможности журналистской работы. «Если вы занимаетесь расследованием, касающимся конкретного человека, то на следующий день рискуете получить пулю в голову».

Мало что сдерживает потенциальных убийц в Сомали, стране, которая по данным «Индекса безнаказанности» КЗЖ занимает второе место в мире по неэффективности борьбы с убийствами журналистов. Ни одно убийство журналиста не было успешно расследовано с 1992 года, показывает проведенный КЗЖ анализ. «Убийцы журналистов на следующий день уже спокойно разгуливают по городу на свободе, - говорит Биллоу. - В отсутствие работающих государственных учреждений эти преступники не преследуются».

Разгул насилия заставил по меньшей мере семь сомалийских журналистов эмигрировать из страны. По данным доклада КЗЖ об эмиграции журналистов, это самая высокая цифра в мире. С 2007 года страну покинуло по меньшей мере 78 журналистов, что нанесло непоправимый ущерб сомалийским СМИ.


СИРИЯ

По мере погружения в пучину гражданской войны Сирия стала самым смертельно опасным местом для журналистов в мире. По меньшей мере 28 журналистов были убиты, а двое пропали без вести в период между 1 января и 10 декабря 2012 года, согласно данным исследования КЗЖ. Подавляющее большинство убитых - это сотрудники сирийской прессы и гражданские журналисты, однако по крайней мере четыре международных корреспондента погибли при исполнении служебных обязанностей. Особенно серьезная опасность грозила фотографам и кинооператорам.

«При фотосъемке насилия можно в любой момент погибнуть под бомбежкой или перекрестным огнем, - говорит двадцатитрехлетний Сами аль-Рифайе, гражданский журналист, работающий в окрестностях города Хомса. - Кроме того, вы имеете дело с правительством, которое пытается разыскать вас, схватить и наказать в качестве примера для других активистов». Хотя исследования КЗЖ показывают, что за многими случаями гибели журналистов в Сирии стоят силы, верные президенту Башару Аль-Ассаду, некоторые недавние нападения на журналистов и органы СМИ, считающиеся проправительственными, относились на счет мятежников.

В нынешнем году Сирия заняла третье место в составленном КЗЖ списке стран с наиболее жесткой цензурой, поскольку правительство Ассада стремилось подавить независимое освещение восстания. Помимо отключения телефонной связи, электричества и Интернета, власти страны участвовали в компьютерных атаках на репортеров и вымогали у журналистов онлайн пароли путем пыток. По меньшей мере 15 журналистов находилось в тюрьмах Сирии на момент проведения КЗЖ глобальной переписи 1 декабря.


ТУРЦИЯ

Содержание под стражей 49 журналистов в отместку за их работу поставило Турцию на первое место в списке стран - тюремщиков журналистов, как показала проведенная КЗЖ 1 декабря перепись. Специальный доклад КЗЖ, выпущенный в октябре 2012 года, показал, что законы страны, особенно в области исправительного кодекса и борьбы с терроризмом, отличаются крайней репрессивностью, что уголовно-процессуальный кодекс оказывает выраженное предпочтение государству и что самые высокопоставленные официальные лица выступают по отношению к СМИ в откровенно враждебном тоне.

Большинство заключенных журналистов - это представители курдских СМИ, обвиненные в поддержке терроризма за освещение взглядов и деятельности запрещенной Курдской рабочей партии. Они привлечены к уголовной ответственности согласно широким формулировкам закона о борьбе с терроризмом, который позволяет властям приравнивать журналистскую работу к участию в террористической деятельности. Более чем трем четвертям заключенных журналистов не вынесено никакого приговора, однако их содержат под стражей до рассмотрения предъявленных обвинений.

У президента Эрдогана вошло в привычку подавать судебные иски о клевете, а также публично выступать с обвинениями в адрес своих критиков и призывать владельцев СМИ и редакторов к их обузданию. «Мы отданы на милость правительства, - заявил один из журналистов, пожелавший сохранить анонимность. - Стоит мне выступить с материалом, который рассердит [Эрдогана], он добьется моего увольнения на следующий же день». В подобном контексте залогом сохранения работы и свободы для журналистов становится самоцензура.


ВЬЕТНАМ

Согласно ежегодной переписи КЗЖ, Вьетнам, где за решеткой находится 14 журналистов, занимает второе место в Азии по количеству заключенных представителей СМИ. Многие из заключенных обвиняются или признаны виновными в антигосударственных преступлениях в связи с размещением материалов на политически болезненные темы в своих блогах. По данным специального доклада КЗЖ (2012), администрация премьер-министра Нгуена Тан Дунга преследует интернет-журналистику, лишая свободы блоггеров и принимая жесткие законы.

Вьетнамское правительство, в котором преобладают члены коммунистической партии, контролирует все традиционные средства массовой информации в стране. Представители властей проводят еженедельные совещания с редакторами крупнейших газет, на которых предписывают им круг новостей и определяют запрещенные темы. «Журналистам во Вьетнаме не разрешается писать на многие темы, которые считаются "неправильными", например, о коррупции, социальных вопросах, политических проблемах», подчеркивает Нгок Ченг, бывший старший редактор газеты «Танг Ньен», а ныне - блоггер.

Блоги и другие онлайн источники новостей, которые когда-то были сравнительно оживленной ареной выражения критических взглядов, превратились в новую мишень государственной цензуры. По данным исследований, проведенных КЗЖ, недавние меры подавления свободы прессы в интернете включают более активное слежение за блогами, принятие законов, запрещающих размещение информации, которая считается угрозой национальной безопасности или единству страны, а также появление в сети сотрудников госбезопасности, которые под маской рядовых пользователей подвергают блоггеров поношениям и угрозам. В случае утверждения проекта одного из указов президента международные технологические компании должны будут создавать центры обработки данных и офисы во Вьетнаме, что, по мнению аналитиков, повредит безопасности IP-адресов и сделает критически настроенных авторов еще более беззащитными.


Подробные отчеты по перечисленным странам, а также десяткам других государств размещены по адресу cpj.org/attacks.

Кэрен Филипс - независимый журналист, работающий в Нью-Йорке. Ранее она работала в КЗЖ в качестве сотрудника «Программы помощи журналистам» и программы Америки. Кэрен Филипс - автор специального доклада КЗЖ «После "черной весны" на Кубе наступают новые репрессии» (2011).




Слайд-шоу: год в фотографиях

Slideshow: Year in Photos