Блог   |   Россия

Сомнения в следствии в день памяти Щекочихина

Имеется также на English

Нина Огнянова / координатор программы КЗЖ по Европе и Центральной Азии

Портрет Щекочихина на даче. (КЗЖ)

Прошло восемь лет с тех пор как Юрий Щекочихин, заместитель главного редактора независимого издания «Новая газета», умер мучительной смертью от болезни, которая в течение нескольких дней буквально «сняла» с него кожу, вызвала один за другим повреждение органов, и привела к смерти.

3 июля, в годовщину смерти Щекочихина, его семья, друзья и коллеги собрались на даче журналиста в Переделкино, на юго-западе Москвы, чтобы почтить его память. Состав гостей был довольно разноликим.

Генерал ФСБ, режиссер-документалист, следователь Генпрокуратуры, бывший телевизионный корреспондент с Северного Кавказа, и правозащитник - все они сидели за одним столом, рассказывали эпизоды из жизни своего друга и поднимали бокалы в его честь.

«У него был редкий талант привлекать к себе самых разных людей - все они тяготели к нему», - отметил Вячеслав Измайлов, военный корреспондент «Новой газеты», когда я указала на разнородность гостей. «При жизни он собирал людей по такому же принципу. Люди, которых вы видите здесь, обычно не сходятся вместе в других местах. Тем не менее, он дружил с каждым из них и дорожил этой дружбой».

Сильная любознательность, способность собирать информацию из разных источников, писательский талант и мужество сделали Щекочихина блестящим журналистом- расследователем, способным раскрывать сюжеты как никто другой. Этими же качествами он заработал себе и недоброжелателей.
                                         
Новый документальный фильм о Щекочихине режиссера Евгении Головни, показанный в Переделкино в воскресенье, 3 июля, рисует глубоко личный портрет журналиста, который раздвинул границы профессии с первого дня нахождения в ней. «Это был молодой человек в изношенной рубашке и потёртых джинсах», - вспоминает в фильме его бывшая коллега. «Тем не менее он задавал самые дерзкие вопросы. Он сразу схватывал суть дела».

С самого начала своей карьеры Щекочихин энергично брался за решение наиболее щекотливых и опасных тем, таких как резкий рост организованной преступности начала 1990-х годов; размах коррупции в высших эшелонах власти; безнаказанность, вызванную коррупцией в правохранительных органах; и нарушения прав человека в Чечне и на Северном Кавказе.

«Он не знал покоя», - сказал о Щекочихине Алексей Симонов, президент Московского Фонда защиты гласности. «Он верил, что один человек может изменить мир. И он продолжал усердно долбить стену. Он был хороший долбежник. Но, стена, тем не менее, осталась».

До своей смерти 3 июля 2003 г, Щекочихин занимался одним из громких дел. Он проводил расследование сложных коррупционных схем вокруг московской мебельной компании «Лига Марс», и двух ее магазинов - «Гранд» и «Три кита». Щекочихин пользовался своим положением депутата Государственной Думы для того, чтобы получать доступ к официальным источникам и секретным документам, имевшим отношение к этому делу. У него был доступ ко внутренней информации, способности и бесстрашие, чтобы докопаться до правды.

На страницах «Новой газеты», Щекочихин обвинил Генпрокуратуру в получении 2 млн долл. США в виде взяток в обмен на прекращение расследования по делу «Трех китов» в 2002 г. Несмотря на угрозы, появившиеся после публикации этой статьи, он продолжил «копать». За его расследованием последовали другие статьи, которые выводили дело «Трех китов» на международный уровень - нити вели в Германию, Италию, и США. Щекочихин обвинил российскую прокуратуру в намеренном игнорировании доказательств и нежелании сотрудничать с международными партнерами.

В своей последней статье расследования, опубликованной 2 июня 2003 г., Щекочихин рассказал о дерзком убийстве свидетеля, который проходил по делу «Трех китов», в хорошо охраняемом московском военном госпитале, и об угрозах, полученных председательствующим судьей по почте. 

Супруга журналиста, Надежда, на его могиле. (КЗЖ/Нина Огнянова.)

Через месяц после этой публикации Щекочихин слег с загадочной болезнью. По словам врачей, у Щекочихина наблюдались симптомы крайне редкого синдрома Лайелла - острого дерматологического заболевания, чаще всего имеющего лекарственное происхождение. Семья, друзья и коллеги уверены, что Щекочихина отравили, чтобы он прекратил писать про дело «Трех китов». Сегодня расследование дела «Трех китов» остается формально открытым, но после смерти Щекочихина, им никто не занимается всерьез.

После почти пяти лет попыток, семья Щекочихина и его коллеги в «Новой газете» убедили власти открыть уголовное расследование смерти редактора. Но следствие было закрыто в течение года. В решении, которое было вынесено в апреле 2009 г. следователи заявили, что они не смогли выявить «факты, указывающие на насильственную смерть Щекочихина». «Новая газета» обязалась продолжить борьбу за справедливость. 

Газета до сих пор борется. В сентябре 2010 года Следственный комитет РФ, структура, занимающаяся особо важными преступлениями, объявил о повторном открытии дела Щекочихина. СК сослался на то, что необходимо рассмотреть неназванные новые доказательства. Как заявил 3 июля в ПеределкиноПавел Зайцев, адвокат родственников Щекочихина, в данный момент дело вновь открыто. Однако остается неясным, что подтолкнуло дело к производству, сообщил Зайцев. Власти не разрешили ему ознакомиться с материалами дела.

Друзья Щекочихина настроены скептически. Безнаказанность убийц журналистов--а они твердо уверены, что Щекочихин был убит--уже укоренилась в России. Недавний суд над двумя обвиняемыми в двойном убийстве в январе 2009 г. корреспондента «Новой газеты» Анастасии Бабуровой и адвоката Станислава Маркелова--это лишь редкий проблеск надежды на то, что правосудие может восторжествовать. Дело Бабуровой лишь второе из списка девятнадцати убийств журналистов совершенных с 2000-го года, в котором убийцы журналиста были осуждены. Во всех девятнадцати случаях заказчики убийств остались на свободе.

В Переделкино 3 июля семья Щекочихина, коллеги и друзья почтили его память - человека, который вдохновлял их своим идеализмом, жизнелюбием, интеллектом и смелостью. Но вопрос о том, что случилось с Щекочихиным тяжело навис среди воспоминаний, смеха и поминальных тостов.

(Репортаж из Переделкино)

Нина Огнянова является координатором программы Европы и Центральной Азии КЗЖ
Опубликовано

Как эта статья? Поддержите нашу работу